11.П. м. П.» Тайна полярного острова.» гл.10 » Душевники »

рассказать друзьям и получить подарок

tajna-polyarnogo-ostrova-glava-10-dushevniki

Как обычно бывает в застолье самое интересное происходит в течении первых двух часов . Здесь следует несколько стадий.  Стадия первая —  выпивающие и закусывающие  душевники. Стадия вторая —  выпивающие и поющие  душевники.  Стадия  третья —  регулярно выпивающие душевники , нерегулярно выпивающие  душевники — интеллектуалы и забывающие  выпивать интеллектуалы — задушевники.  Успешно преодолев две первые стадии  ваш   скромный  Парис  и  его  юная Елена бежали от пирующих друзей  по трапу к воздуху свободы. Здесь на верхней палубе мы встретили группу  лирически настроенных  мужчин.

Поистине не знаешь, с кем найдешь,с кем потеряешь. На  круглых бухтах  швартовных  тросов ,укрытых чистой ветошью.,  у возвышения трюмного люка, накрытого чистым куском парусины, словно за столиком уличного кафе сидели четверо.  Главой  квартета в силу естественной  харизмы  ощущался покинувший  загулявшую молодежь, старшина Толяныч,тихо  напевающий что-то под перебор своей  семиструнной.  Седобородым  и суровым посаженным отцом грузно восседал капитан  Владлен Георгиевич.  Со светлой печалью в серых поморских глазах  покачивал   седеющей  головой  старпом Савва  Кондратьевич в такт гитарным аккордам. Довершал живописную группу колоритных мужчин незаменимый  и вездесущий боцман Друзь.

К нашему с Ленни  внезапному  появлению компания отнеслась вполне  доброжелательно. Суровый доселе Владлен разулыбался и даже слегка разрумянился, отчего стал походить на подтаявшего  деда Мороза.                                                                                                                   —   Ситдаун, доча  —  похлопал он на место подле себя.                                                                          —   О, май  гад . Как похож на мой  деда  Урхо !  —  прошептала  мне Ленни.                                          —  Ну, не совсем гад  — сострил я  не то , чтоб  удачно.   Изрядно поддатый  Устиныч , что называеться : » Снял тапочки и полез в душу.»

Не без  труда повернувшись к  нам , с легкой   слезой в голосе он стал причитать :                           —   Ребяты  ж   мои дорогие, смотрю ж  я на вас и душа рыдает. Вы ж классика — Рома и Юля,  Арфей  с Эвредикой , вы ж  вечный сюжет. —   Он бы еще чего наговорил , но мужика захлестнули  эмоции и он всхлипнув , с влажным  носом  полез целоваться.   Полез естественно не ко мне.    Ленни  ,прижав к груди сжатые кулачки, со смущенной улыбкой попыталась спрятаться  за моей надежной спиной.  Спасая  свою Сюзанну от  расчувствовашегося  старца , я сам бросился в его благоухающие  объятья.                                         —    Устиныч , ты стихи  почитать  можешь? Что — нибудь из классиков, свои например. —  вмешался Семен , ловко подлавливая                                                                                                                         боцмана на его слабости.

Бронислав Устиныч окинул публику вмиг прояснившимся взглядом.                                                —  Вальдамир  , боцман вскинул голову с благородством достойным  предводителя уездного дворянства.                                                                                                                                         —   Алене , если  затрудниться с пониманием  все поясню сам .                                                      —    На языке  Шекспира  и Бернса .- догадался я.                                                                                  —   Именно !  — не без вызова подтвердил седоусый  стихотворец , приняв позу  Напалеона  на берегу  Святой  Елены.                                                                                                                     —   Поэма в белом верлибре — посуровев   лицом и голосом  провозгласил  декламатор.                        —   » Раскинулся  залив широкий »                                                                                                                    —   Раскинулся  залив широкий , на много милей врезался он в землю ! От брака  с солнцем и луной полярной рожден им был на побережье город .

Тут я живо представил себе картину, как на некое побережье ползет на четвереньках, хронически нетрезвый  мужчина  с роковой фамилией в паспорте — Залив.  Мужчина  обременен огромным животом . Несчастный  басом стенает и охает,явно собираясь рожать и не каких — то  там мальчиков, девочек , — целый город !  Несколько смущала проблема отцовства, кто же собственно из  двоих  небесных  полярников  — луна или солнце  собирается  отвечать за содееное.

—   Яай шеонер икке ! Я не понимай !  — забеспокоилась Ленни.                                                                        —   Я тоже !  — поспешил успокоить я девушку.                                                                                           Тут зазвучали патриотические мотивы , правда уже не в белом, а скорее в военно — морском   верлибре                                                                                                                                                              —   В  борта союзного конвоя торпеды круповский металл вгрызался хищно, за собою надежды он не оставлял. Но след пиратской субмарины не растворялся в глубине — качались траурные пятна на русской северной волне.                                                                                         Вот это уже лучше, народу должно нравиться и у старика бывает поэтическая удача. «Глубине — волне», даже как-то захлестывает.                                                                                         —   Йа , таккь.  Я понимай. Cтихи про война с Гитлер.  Итс ноу бэд.  Этто не плохо. — подтвердила мое впечатление  Ленни.

Далее последовали поизводственные сонеты  аля  Шекспир :                                                     —  Постыла жизнь и незачем стараться достоинства хоть каплю сохранить. Несчастный человек , я должен унижаться ,лишб  что — нибудь на складе получить.                                       Частица  лишб, произнесенная с нервическим скрежетом зубовным  впечатляла  особо. Драматически  прозвучало стихотворение  » Под судом «. Реальная  история из жизни Устиныча ,когда  на кормовике  «Краснознаменск» ( в  народе прозванным  «Измена») на старика попытались повесить крупную недостачу и даже открыли уголовное дело, корячившее ему немалый срок  за хищение социмущества.

Особенно эффектно звучала кульминация —                                                                                   — Бьют склянки ,значит срок отмерен, в глазах уж меркнет жизни свет и старый боцман на «Измене» к виску подносит пистолет…    Какой системы ,калибра , откуда взялся и куда подевался этот самый пистолет история умалчивает, зато известно .что за старого работягу  заступились все капитаны  флота и «поставив на уши» транспортную прокуратуру ,заставили последнюю спустить «дело на тормозах».

Постепенно стихла стихия советско — норвежской  дружбы. Я проводил Ленни  по трапу ровно до  границы  ее территории. Все таки военный корабль не прогулочная яхта , да и демократичности наши северные соседи выказали более чем достаточно. Опустели палубы обоих бортов и  из своей   коптерки  под полубаком  появился все тот же Устиныч. Что ж ,судно ,если оно конечно не пассажирское  это такое место, где постоянно мелькают одни и те же персонажи.  Я заступил на вахту у трапа до утра. Старика боцмана( это пятидесяти шестилетний  мужчина , мне юнцу .казался тогда дедом) так же в сон явно не клонило. Он любил выпить и частенько перебирал, но совершенно не был пьяницей.

Когда Бронислав  Устиныч  был при деле, а это бывало в девяноста случаев из ста, к спиртному он становился равнодушен. Я невольно описываю те моменты его жизни когда он бывал разговорчив  или расслаблен вынужденным бездельем и будучи человеком веселым и общительным иной раз, что назыветься «играл клоуна». Люди, хорошо его знавшие( а среди его друзей дураков не было) понимали, что эти дивертисменты всего лишь проявление артистичности  одаренного человека, его стиль борьбы с серостью будней.

Как говаривал сам   Устиныч : » Не водись с дураком , он скушен и тосклив, а в его суждениях столько же логики , сколько у матроса денег в конце стоянки. А вот если тебе с дураком весело , то стало быть и не дурак он вовсе, а только притворяется для удовольствия или по какой другой надобности.»

Боцман — опытный человек никогда не страдал похмельем. Даже если накануне изрядно выпивал. Секрет в том, что он никогда не ложился спать пьяным. Перед сном Устиныч выпивал кружку — другую  крепчайшего и сладчайшего  собачьего чаю( рецепт смотри в гл.1)  Хотя, говоря по научному тут имеются противопоказания. Необходима  сильная нервная система. Когда я попытался собезьянничать и влил в свое  паганельское нутро кружку такого чая(после  дозы спиртного), то утром похмелья таки не было, поскольку ночью не было сна, а была хорошенькая аритмия, украшенная приступами морской болезни на берегу…

 

 

 

 

 

Ваш e-mail: *
Ваше имя: *

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *