Архив за месяц: Февраль 2014

003. Рыбная Норвегия: бакала, клипфикс и прочее под водку — акевитт (фотогалерея к гл.2 часть 2)

43853210

Рыбы в Норвегии всегда было так много, что ею зимой кормили скот, когда кончалось сено. А таких морепродуктов, как Норвегии, не всегда удается отведать и в южных странах! Читать далее

П.м.П. часть II. глава 3 » Отто фон Шторм — гордость кригсмарине и друг русалок»

otto-fon-shturm-gordost-krigsmarine-i-drug-rusalok

» Сегодня 21 сентября 1951-го года. Этот проклятый шторм не унимается уже третьи сутки, а у малышки Эйди температура под сорок и жаропонижающее уже почти не помогает. Дышит она с трудом, хрипы в лёгких слышны без всякого стетоскопа, стоит лишь приложить ухо к её детской груди. Бедняжку мучает надсадный кашель. Она зажимает рот во время приступов и в  маленькой ладошке остаётся пугающая ржавая мокрота. Это пневмония. Читать далее

П.м.П. часть II. глава 2 » Похищение Европой «

pohishhenie-evropoj

Марта, тряхнув крашенными кудряшками, распахнула передо мной дверцу красного жука-фольксвагена. — «Прыгай» — приказала она тоном парашютного инструктора, подталкивающего   робкого новичка к распахнутой двери в бездну. Я, молча повиновался. Девушка с некоторым усилием втиснулась на водительское место и мы с лёгким дребезжанием под капотом, тронулись вниз по улице. В мою ещё не протрезвевшую голову пришла очередная гениальная аллегория и я не подумав ляпнул: » Картина Тициана — «Похищение Европы».»  Сравнив Марту с Зевсом в образе быка, а себя с дочерью финикийского царя,по слухам, девицей ангельской красоты, я пожалуй несколько погорячился. К счастью, милашка Марта не была так фатально эрудирована, как ваш покорный слуга и попросту не удостоила вниманием моё словесное недержание. Читать далее

П.м.П. часть II. глава 1 «Весёлые медведи и голодный волк»

Норвежский порт Тромсё встретил нас, можно сказать, мило. Погода была солнечной, а фьорд в котором он расположился радовал непривычной для нас прозрачностью вод. Я про себя  с сожалением отметил, что наш Кольский залив может только позавидовать ухоженности и чистоте своих собратьев — норвежских  фьордов. «Сенье» оставил нас, доведя до входа в широкий  залив, где к нам на борт поднялся норвежский лоцман. Он то и довёл, наш мужественно украшенный боевыми ранениями траулер, до острова Тромсойя. Читать далее