23.П. м. П.» Тайна полярного острова.» гл.22 «Киммек ааккияк инук»

рассказать друзьям и получить подарок

Обученные силе и выносливости, с толстым мехом, не дающим им замерзнуть, Гренландские хаски тянут сани по льду в самом начале Австралазийской Антарктической Экспедиции. Из 38 собак, взятых для экспедиции, домой вернулись только две.

Глоток другой шотландского виски под сводами полярных скал, а так же мастерство рассказчика моего напарника по пещерной вахте окончательно привели меня в состояние романтической эйфории и я, воспылав дружеским восхищением вослед одному не слишком романтичному историческому персонажу уже готов был воскликнуть: » Бронислав Устиныч, эта штука, эта ваша гренландская эпопея посильнее «Белого безмолвия» Джека Лондона.»  Но… высшие силы не допустили этой пошлости.

Мы с боцманом вдруг явственно услышали звук. Он шёл снизу из этой тёмной мрачности или мрачной тёмности, это уже как кому  нравится. Вообщем внизу ,в чёрной глубине кто-то живой гулко и мощно рявкнул,затем раздались странные звуки , как-будто отряхивался мокрый , только что вылезший из водоёма  гигантский косматый  сенбернар. Затем неизвестное темнолюбивое существо  рявкнуло ещё пару раз и затихло.

Я всё это время сжимал в руке ракетницу, которую рефлекторно схватил, благо Устиныч положил её между нами.Рука у меня вспотела от внезапного шума, а точнее от испуга им вызванного, палец соскользнул на гашетку и… вылетела птичка. Грохот раздался такой будто пальнули из пушки. Белая слепящая ракета ударилась о ближнюю скалу и рикошетом вернулась к нам с боцманом, слава Богу не попав ни в одну из целей.  Затем началась какая то буйная огненная феерия  с каскадами сверкающих искр и прочими фейерверками.

Поскольку это огненное шоу мы с боцманом  не заказывали и платить за него уж точно не собирались, то не сговариваясь рванули к выходу под ободряющий мат Устиныча. Когда словно морские черти из чёрного жерла пещеры мы выскочили на поверхность, мой седоусый приятель, едва отдышавшись,  произнёс сакраментальное: » Да Вальдамир, ты хоть и не боцман, но шутки у тебя боцманские.»

— » Что это было?» —  задал я  вопрос на автомате.                                                                          — » Привидение — дикое, но симпатичное  — процитировал Устиныч из мультика про Карлсона.  Скорее всего это игра звука  в замкнутом пространстве. В таком месте даже мышь может наделать шума не меньше слона. Cлушай, Вальдамир, а ведь у тебя просто какой то талант притягивать к себе всякие события, как у твоего тёзки Паганеля, тот тоже был магнитом для всяких ,понимаешь, происшествий. Мы с тобой знакомы всего ничего — пару месяцев,а приключений вокруг тебя и нас соответственно, как в романе Жюль Верна, понимаешь.Вот мы с тобой в этой скале меньше пары часов просидели, а успели и привидение подземное приманить и фейерверком, в клюз его, полюбоваться и всё твоими молитвами.

Ладно давай посидим снаружи, солнышко северное худо бедно, а греет. Если не в тени то почитай градусов  15-18  будет. А знаешь ведь там на ледяном панцире гренландском даже загорать в полярный день можно и загар такой бронзовый, получше  чем в Ялте или в Ницце какой. Мы, как на ледяное это плато с волнами снега застывшего на вездеходе то выскочили, так я скажу тебе просто ослеп от белизны, да ещё кристаллы ледяные на солнце бликуют, так ,что глазам больно. Есть такая штука — снежная болезнь, когда  роговица получает солнечный ожог на снежных полях от отраженных лучей  Солнца. Миник конечно это знал и очки тёмные для меня припас, а сами то местные к такому делу привычные, почитай веками тренировались. Как у калааллит говорят, охотник-инук — настоящий человек.

Тут включает он рацию коротковолновую и вызывает кого-то. Ты, Рони-ааккияк, говорит он мне, разомнись пока минут десять пока мой брат-инук не подъедет. Вышел я из вездехода, поразмяться и вправду стоило,растрясло меня порядком с непривычки. Прохаживаюсь, жду когда послышится шум двигателя того на чём это брат Миника подъехать должен. И тут на тебе — тишина полная и в этой тишине появляется на вершине ближайшего ледяного бархана какие-то косматые тени, затем доносится возглас, на высокой такой ноте,почти визг —  Унаие !!! Юк !  Юк ! Юк !

Тени эти превращаются в запряжённую веером собачью упряжку и летят вниз по снежному насту, следом взлетают над вершиной бархана длинные нарты, красиво приземляются и вся эта гренландская экзотика натурально прёт на меня со скоростью выше собачьего визга. Признаться честно, струхнул я малость от неожиданности, да и дежавю какое то. У них, что в Гренландии, такое своеобразное чувство юмора — живых людей наездом пугать?

То понимаешь родным «Москвичём»  давят, то экзотикой этой собачьей. И что потом на моей могилке напишут — здесь покоится боцман Друзь, героически затоптан собачками. Ну братец этот на нартах в двух метрах от меня притормаживает своих гренландских хаски-киммеков, а нарты по инерции вылетают вперёд и разворачиваясь кормой останавливаются прямо возле носков моих унт. Семейное это у них с Миником, что ли?

Потёрлись братья-ааккияки носами . Миник родственника представил, Нанок его звали — медведь значит( везёт мне на медведей) Парень и вправду крупный для эскимоса, гренландца то есть, широкий такой, коренастый и одет уже совсем по местному в собачьих  унтах. в штанах из тюленьей шкуры и в кухлянке из волчьего меха с капюшоном.

Парень этот, Нанок на иностранных языках не говорил, а я к тому времени ужу десятка три слов на их языке освоил, пока в пути были с Миником. Я на лайку показываю и говорю — киммек, собака значит, а Нанок этот смеётся-заливается, ну как дите малое. Ну как же носатый да усатый великан-чужак на человеческом-калааллит языке говорить пытается. Ну это как если бы тюлень у старика-эскимоса трубку покурить попросил.А я люблю когда дети смеются,искренне так, светло, ну как Нанок этот. Тогда я и выдал простенькую конструкцию из трех слов — Киммек  ааккияк  инук, что-то вроде — Собака друг человека. Нанок тут прямо в полное восхищение пришёл, подбежал к  Минеку, лопочет что-то по своему, по калааллитски. Минек улыбается, переводит — Нанок мол говорит ты талантливый человек, поэт, так песни слагать только наш дед  Иннек умел, а ты всего несколько слов знаешь,а уже песню сложил — Киммек  ааккияк  инук, красиво однако. Я улыбнулся и говорю, то ли ещё будет братья-инуки, друзья-человеки.

Ваш e-mail: *
Ваше имя: *

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *