37.П. м. П.» Тайна п. острова.» гл.36 «Ремонтники»

рассказать друзьям и получить подарок

По дороге к узкоколейке и в туннеле Гена Эпельбаум постарался получить у Верманда ответы на некоторые занимавшие нас вопросы. Верманд хорошо изучил грот за те годы пока он пустовал.Пару раз в нём появлялись люди — норвежцы, скорее всего военные.Та пещера-воронка от американской бомбы, через которую мы вышли на заброшенную немецкую базу,  даже была этими военными замурована.Наверное они имели какие-то виды на удобное, сокрытое от лишних глаз место, но что-то у них не сложилось и в гроте до последнего времени больше никто не появлялся.

Меньше года назад  на заброшенной базе германской кригсмарине появились гости. Вермонд наведался туда пополнить кое-какие запасы из бесхозных кладовых. Тогда он впервые услышал голоса неизвестных людей в тоннеле и разумно решил не представляться незваным гостям. Как позднее выяснил норвежец числом их было как нарочно тринадцать. Действовали они вполне уверенно, видимо имели нужные схемы расположения хранилищ и инфраструктуры бывшей германской базы.

Говорили они на плохом английском,приправленном марсельским арго,голландскими и немецкими словами и фразами.То и дело кто-то из них, общаясь видимо с соотечественником переходил на французский, нидерландский и даже арабский. Это был сброд, или если угодно интернационал.  Преобладали смуглые южане, пара чернокожих парней,а так же пять или шесть мужчин европейского типа. За главного был невысокий худощавый старик, говоривший по английски с заметным немецким акцентом.

Говорили они громко, ничего не опасаясь и наш отшельник услышал, что в грот они прибыли на субмарине и занимаются восстановлением части инфраструктуры старой немецкой базы для приёма ещё то ли одной, то ли двух подлодок. Саму субмарину старик не видел, поскольку не мог наведаться в большой зал грота не будучи замеченным кем-то из её экипажа. Главной же их целью является проведение неких акций, суть которых была тогда неясной для норвежца. Верманд имел возможность наблюдать за этой группой, облачённой в тёмно-синие одинаковые комбинезоны и утеплённые куртки-аляски, из обнаруженного им ранее скрытного помещения незаметного снаружи. Он обещал, что покажет нам его. Если за столько месяцев незнакомцы в нём так не разу и не появились, то значит им об этой комнате неизвестно.

Устиныч всё это время негромко переводил для меня, Бориса и Ромы содержание рассказа Верманда, поскольку скорее предпочёл немного побыть синхронным переводчиком, чем любоваться на наши раздражённо непонимающие физиономии. Верманд остановил дрезину где-то посередине туннеля и спешившись направился к скалистой стене с правой стороны по направлению к гроту.Стоя спиной к нам , он нажал на один из камней и словно в фильме о старинном замке часть скалы с сдвинулась в сторону, но видимо недостаточно, поскольку старик в раздражении произнёс знакомое всем нам по фильмам про войну странное для норвежца хлёсткое, как удар стеком слово: » Шайзе ! » Наверно вспомнились деду молодые годы учёбы в Германии.  Верманд протиснул своё коренастое тело в образовавшуюся щель и надавив всем корпусом, заставил таки замаскированную в скале дверь сдвинуться ещё сантиметров на пятьдесят.

Затем норвежец исчез на несколько минут в темном проёме.Вскоре помещение внутри осветилось желтоватым электрическим светом и одновременно с этим мы почувствовали лёгкую вибрацию и гул, как выяснилось через минуту это работал небольшой автономный дизель генератор. Верманд пригласил нас внутрь и предложил осмотреться.Мы словно попали в политехнический музей со строгими правилами. Старик запретил прикасаться к экспонатам, то есть к приборам.Это была просторная комната с большой полукруглой панелью управления, которая походила на панель управления операторской залы какой-нибудь небольшой электростанции середины двадцатого века. Нечто подобное я видел в Ура-Губе во время школьной экскурсии на кольской экспериментальной приливной электростанции.Ещё несколько комодообразных панелей(гордость германской «электроники» конца тридцатых, начала сороковых) с разноцветными лампочками индикации, чёрными тумблерами переключателей и пучками жёлто-сине-красных проводков громоздились по обе стороны от центрального пульта.

«Скажи, Верманд, а как давно эти новоявленные хозяева грота были в нём в последний раз и вообще была ли в их визитах какая-то периодичность?»  Полностью перейдя на уважительно-доверительный тон, спросил боцман норвежца.                                                         Старик, тяжело вздохнув ответил: » Впервые они появились на острове летом прошлого года. Выгружали в гроте, видимо с подлодки какие-то ящики, много и большие.Как я понял с оборудованием и ещё бог знает с чем.Что-то монтировали в машинном и основном операционном зале старой немецкой инфраструктуры грота.Отремонтировали, обновили и запустили обветшавшую прежде приливную электростанцию.На это у них ушло три недели, видимо сказывалась нехватка рабочей силы.Затем исчезли и снова появились зимой, в конце февраля.Привезли, судя по более изящным ящикам и подслушанным мной разговорам какую-то электронику, толковали о монтаже пункта слежения, покрывающем Норвежское побережье с морями и окрестностями.Говорили о каких-то  сателлит- антеннах. Затем в конце марта исчезли. Так что какой то периодичности в их визитах я не заметил. »

Закончив рассказ  Верманд заявил, что из всего вышеизложенного следует:»ремонтники», как назвал их сам норвежец, могут появиться в любую минуту и  в целях безопасности нашей русско-норвежской компании, не стоит «светится» , а для этого он должен погасить свет в туннеле и поставить дрезину на прежнее место.

» Я надеюсь, что вы не трогали груза, который находился в кузове, с внезапным подозрением спросил он.» При этом вопросе я почувствовал, как мои щеки заливает краска.Мне почему-то вспомнились мои ощущения шестилетней давности, когда я был застукан домашними за злодейским хищением двух плиток шоколада из семейных запасов.- » Кхе — кхе» — смущённо закашлялся боцман Бронислав Устиныч. — «Тут такое дело, Верманд.» Он отвёл старика в сторону и  нервически подергивая седыми усами,гримасничая при этом как от зубной боли, полушёпотом изложил  ему, так сказать диспозицию.

» Это я Верманду про использованные и унесённые батареи доложил» — пряча глаза, объяснил он товарищам.» В то же время боцман метнул в меня грозный взгляд усатого Юпитера: » Ни слова о коньяке. » — прочёл я в этом молниеносном взоре. Старый Верманд заметил всё. Он  усмехнулся, покачал головой и произнёс почему-то по английски: «Oh, those Russians… (Ох уж эти русские… ).»   Вполне возможно, подумалось мне, что этот норвежский дед,так же как  я является тайным поклонником поп группы  Boney M.

Боцман, как старший нашей великолепной пятерки, распорядился, чтобы я и Гена Эпельбаум поступили временно в распоряжение норвежца.Сам же Устиныч вместе с Борей и Ромой остаётся в секретной комнате, как охрана особо ценного объекта.В конце концов пресловутые «ремонтники» могут появиться в любой момент и точкой общего сбора будет именно это неизвестное им место. Владлен — капитан нашего траулера между прочим предусмотрительно предупредил, что в гроте никто из экипажа не появиться, пока не вернётся группа во главе с боцманом.  Мы двое под руководством «смотрящего»  грота Верманда Варга ( свежая шутка рыжего) должны были восстановить статус-кво, а именно восстановить пропавший из кузова дрезины груз и самоё средство туннельного передвижения поставить на то место, откуда его позаимствовал наш капитан Владлен.

Я с Геной под предводительством старого норвежца вышли в туннель и поднявшись на дрезину проехали на ней в направлении грота небольшой отрезок пути.Уже минут через пять мы добрались до знакомого нам узкого проёма, ведущего к приливной электроподстанции. Вермонд подошёл к проёму и сдвинул, как и в случае с дверью ведущей в секретную комнату, большой камень в стене.В образовавшейся дыре он нащупал рычаг и с усилием повернул его. Узкий проём со скрежетом стал расширяться на глазах.Правда проход на подстанцию не стал шире, просто показался полуметровая полоса  каменного простенка, а за ней открылся и стал увеличиваться широкий проход в другое помещение. Генератор приливной станции питавший электрическим освещением туннель, как оказалось работал и на этот довольно большой зал.

Верманд повернул тумблер освещения на стене и в неярком желтоватом свете идущем от потолочных ламп нам открылось типичное складское помещение со стеллажами и широкими проходами между ними. На нас с Геной — детей «развитого социализма» 63-го года советской власти богатство ассортимента этого хранилища немецко-фашистской бакалеи почти сорокалетнего производства( о сроках годности мы подумали позже) произвело сильное впечатление. Это были сотни разноцветных консервных банок разных форм и размеров, снабженные не утратившими яркость за прошедшие годы наклейками.Как пояснил Верманд: мясные, рыбные,овощные консервы и прочие потенциальные носители ботулизма он, от греха, давно выбросил.Остались вполне пригодные «колониальные» товары( кофе,какао,плавленный шоколад,кусковой сахар,бисквиты,джемы,засахаренные фрукты и даже мёд в сотах) в герметичных жестяных упаковках, а так же десятки ящиков с разнообразным алкоголем от шнапса и хереса, до элитных вин и нашего доброго друга- французского коньяка.

Последние были расфасованы вместе с курительными принадлежностями и бритвами золинген  в виде рождественских подарков для старших офицеров.В конце склада находился стеллаж со знакомыми нам хим.батареями-грелками.У стены стоял небольшой, но массивный несгораемый шкаф,замок которого был вырезан автогеном.Шкаф был пуст. «Выходит господин Вард, что ваши «ремонтники» прознали про склад и зачем-то позарились на эти греющие чемоданы » — кивнул Гена в сторону стеллажа с грелками,обращаясь к норвежцу.(О содержании их с Вермандом диалогах Гена сообщал мне вкратце по ходу дела.) «Нет не прознали.» — ответил седобородый Вард. «Батареи и еще кое-что( мне показалось,что он едва заметно усмехнулся при этих словах.) я приготовил  для своих нужд. Просто  «ремонтники» видели дрезину и хотя не прикоснулись к ней, опасаясь мин,  наверняка заметили её местоположение и большие ящики в кузове. Я полагаю они откуда то знают общую схему инфраструктуры грота, но не знают подробностей.»

Старик прикатил, стоящую у стены железную, рыжеватую от ржавчины грузовую тележку и не успели мы с Геной прийти к нему на помощь, как он несколькими ловкими движениями перекантовал громоздкий, весом не менее центнера ящик со стеллажа на поддон тележки. Прикатив груз к кузову дрезины, он вновь отмахнувшись от нас,опустил борт кузова и без особого напряжения взгромоздил в него блок с грелками.После этой впечатляющей демонстрации физической формы псевдостарец не удержался от короткого победного взгляда в нашу сторону.Мы проехали в направлении грота ещё немного и спешившись оставили дрезину на её первоначальном месте.Верманд достал из кармана куртки пол рулона той самой ленты ограждения со светящимися черепами и предупредительными надписями по английски. «Подобрал в туннеле» — пояснил он. Ленту он дважды обмотал вокруг дрезины и кузова с грузом.

В этот момент со стороны входа в туннель раздался шум падающей воды и через мгновение прекратился. Создавалось впечатление, что в гроте вдруг образовался небольшой и кратковременный водопад. » Infame Bande !» — рявкнул бородач и в сердцах смачно плюнул в ни в чём неповинную дрезину.  » «Ремонтники» всплыли, сволочи ! «

 

 

Ваш e-mail: *
Ваше имя: *

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *