47.П. м. П.» Тайна п. острова.» гл.46.» Ивало»

рассказать друзьям и получить подарок

ivalo

heic0910h-878x1024

Боцман закончил  цветной пеньковый коврик — корабельный мат и усмехнувшись заявил, как мне показалось с грустной самоиронией : » Ну вот, и матик сплёл и тебе, малый целую баржу россказней наплёл. Каламбур, понимаешь.  Вспомнил дед, как в женихах хаживал. »  Я горячо возразил: » Бронислав Устиныч, да за вами записывать надо. Вам личный секретарь нужен. Я между прочим одну интересную вещь заметил. Вы когда долго и увлечённо рассказываете, перестаете свою речь упрощать, разговорные словечки вставлять, шутки доступно плоские отпускать, а переходите на вполне литературный язык, как будто приключенческую книгу на память читаете.»

Старый взглянул на меня с вниманием и ответил : » Привычка брат. Дело в аудитории. Я ведь всё больше для своих ребят, простых работяг байки травлю, а они литературщину мою за излишнее умствование  примут и правильно сделают. А ты, Паганюха, другое дело. Ты парень начитанный, с развитой речью, вот я в тебе равного себе по интеллекту собеседника и чувствую, а это брат дорогого стоит.Ты даже не представляешь, как редко в наше время встречаются просто умные, интеллектуальные, я уже не говорю интеллигентные люди. Пытался я завести знакомства в разных кругах: с театралами, актёрами, художниками общался, но там мне быстро давали понять, что я для них мещанин во дворянстве. И  ты знаешь среди них умных и несуетных людей еще меньше, чем среди так называемого простого народа. Вообще найти  хорошего, неглупого, готового к состраданию и дружбе человека в людском океане так же сложно, как открыть новый остров в океане настоящем. Большим удачником надо быть.»

В словах старого боцмана я услышал какую то горькую выстраданную  правду и мне стало грустно оттого, что такой человек обречён на  духовное одиночество.  С душой художника и незаурядным умом он долгие годы играет в простецкого хохмача и травилу занимательных баек для своих морячков, а самое печальное, что из этого его состояния нет исхода. Человек обязан общаться с равными себе, обязан озвучивать свой внутреннюю духовную работу,своё богоискание, делиться мыслями и сомнениями  с теми, кто его понимает. Хотя это уже будет истинное счастье,возможное разве что в другом мире.  Душа обязана трудиться, хоть труд её сизифов труд…

Желая сменить печальный настрой я решил поменять тему беседы,тем более, что меня всё ещё живо интересовали недосказанные подробности гренландских приключений боцмана. Я заварил новую порцию чая и поинтересовался: » А, что Устиныч, чем дело то закончилось с Гренландией ? » Мой седоусый друг, вздохнув, как мне померещилось нехотя ответил: » Ну, что сказать. Понежились мы с подружкой моей Ивало до вечера в водице этой уунартокской целебной, как Адамчик с Евушкой в райских заведениях. Ева моя  расписная  полянку накрыла, перекусили мы, чем гренландские духи  послали, ну пора и честь знать. Оделись мы в цивильное. Я в то в чём, до охоты был, а Ивало, ты не поверишь, в синие джинсы и зелёную куртку с надписью US ARMY. Я прям обалдел. Во первых вся эта амуниция ей отчаянно шла, к её спортивной фигуре особенно. Во вторых я приревновал. Откуда такое облачение, американцы, что ли одарили ? И за какие заслуги ? И куда это  муж смотрел ? Ну тут же одёрнул себя, что это, мол, за глупости. Получается,что приятель мой покойный  Нанок честь жены для меня, красавца усатого беречь должен был. Нет уж, среди инуитов поступай  как инуит, а свой устав прибереги до возвращения в свой монастырь.

Спустились мы в УУнарток. Небольшой такой посёлок в несколько десятков домов, но по меркам малонаселённой Гренландии считай город. Катер, вроде как рейсовый там был, который по мере надобности ходил на север до Нуука, с заходами в попутные прибрежные поселения. Так что уже через несколько часов мы были  в столице острова. И что интересно, я одну вещь не учёл — мы ведь всё это время с Ивало жестами и мимикой объяснялись,как глухонемые. Тут вдруг выясняется, что подружка моя на датском, как на родном шпрехает и как я раньше не догадался ? Я ведь норвежский немного понимаю,есть небольшой словарный запас и для какого-никакого  общения, а датский, шведский, исландский и норвежский это языки родственные, скандинавские. Слов много похожих, ходовых выражений. К примеру: Да — Йа,   Нет — Най,   Как дела — Вурьдан горь дэ? — это по норвежски,  а  хвордан хар дудет — это податски или   Я не понимаю — Яай фуштур икке — по норвежски,  а  Ег форстор икке — по датски. Вообщем стали мы с  Ивало с грехом пополам, но всё же как-то объяснятся.

Новые чудеса начались по прибытии в  Готхоб-Нуук.  Едва катер пришвартовался к стенке, как увидел я, то, что привело меня в крайнее изумление, если не сказать в ступор. На причале твоего покорного слугу встречал любимый экипаж родного траулера, причём чуть ли не в полном составе. В голове пронёсся вихрь предположений, одно нелепее другого. Но как, почему, откуда ? Я что объявлен народным героем Дании и Гренландии в связи с беспримерными подвигами, включая  мужественное поведение в термиях  Уунартока ?  Теперь боцману Броне установят памятник рядом с основателем Готхоба норвежцем Хансом Эгеде ? Меня заметили и чьё-то восклицание: » Братва, гляди наш боцман  вернулся, да не один с местной кралей ! » — позволило мне облегчённо вздохнуть: значит просто совпадение и никто мою героическую персону чествовать не собирается.

Едва я шагнул навстречу своим товарищам, как разумеется посыпались расспросы: » Что, да как ? А с эскимосочкой своей познакомишь? » Ну и прочий весёлый трёп. Оказалось, что толпу наших морячков везут на экскурсию вдоль южного побережья, аж до самого незабвенного Уунартока. Потом мы отправились домой к Ивало и на этот раз не в иглу. Ты удивишься, в нормальный деревянный домик, окрашенный в ярко-лазоревый, небесно-голубой цвет. Этот домик она с Наноком получила в подарок на свадьбу от местных властей. Королевство Дания тратило немалые средства на приобщение инуитов к современной цивилизации. Вначале их хотели поселить в одной из квартир в длинном каменном жилом блоке на сваях, рассчитанном на 500 человек, но Ивало наотрез отказалась жить в месте похожем на инуитское каменное погребение. Вмешался влиятельный родственник — кузен Миник  и для строптивой четы сделали исключение, что же  везде нужны связи…

Наверное следует  надеяться, что датчане понимают, что делают. Они конечно хотят добра гренландцам и намерения их благие…  Бракосочетание Ивало и Нанока, крещёных во младенчестве хернхутскими миссионерами, прошло в деревянном лютеранском соборе Нуука и первую брачную ночь они провели в новом доме.  Скромную мебель с домашней утварью  они получили по кредиту из банка, счёт в котором пополнялся по мере приёма меха ценного пушного зверя, добытого молодожёнами и принятого местной пушной факторией.   Уже на третий день молодая пара, затосковав по родным просторам, встала на лыжи и » сделала ноги»… прочь от волшебных благ цивилизации. Благо повод был — начался сезон охоты на пушного зверя.

Первое, что сделала Ивало, открыв незапертую два года назад дверь и войдя в свой так и не обжитой дом, это то, что она прямо с порога шагнула к небольшому, стоящему у стены посудному шкафу с нарисованным на нём толстощёким поварёнком в неизменном крахмальном колпаке и открыв  вынула из него большую жестяную банку для хранения соли. Осторожно,боясь повредить, словно что-то хрупкое она достала с её дна два серебряных крестика-распятия на чёрных шёлковых нитках. Один побольше, а другой поменьше размером. Крестик  покрупнее девушка протянула мне, пояснив по датски, специально подбирая слова попроще, чтобы я понял: » Это Нанок. Он там.»  —  Ивало взмахнула рукой, как при прощании с кем то далеким — » Здесь он нет. Не жить.Не слышать. Ты жить. Это ты, тебе » — она показала на крестик  и вдруг закрыв глаза прижала его к груди — » Нет ,нет ! Нанок  слышать ! » — и через короткую паузу вновь протянула распятие — «Нанок сказать да. Ты друг. Ты хорошо. »

На следующий день я вернулся на свой траулер, чтобы заняться  обычной боцманской работой. В Нууке  на ремонте мы простояли ещё полтора месяца и после каждого рабочего дня я возвращался в лазоревый домик к своей Ивало. Я хотел забрать её с собой и она не была против, но начальство заявило, что этот вопрос можно решить положительно, но только в Союзе и  я как дисциплинированный советский моряк подчинился. А потом наш траулер вышел в море и в Нуук мы больше не возвращались. В Мурманске я подал нужное заявление в компетентные органы и стал ждать ответа. Через неделю  в отделе кадров у меня отобрали паспорт моряка и сообщили, что выход в загранрейсы для меня закрыт на неопределённый срок и сам я переведён на берег на  судоремонт сроком на год.

Между прочим тогда по возвращении с этой  гренладской охоты оказалось, что со мной произошёл какой-то непонятный казус. Выяснилось, что моё отсутствие продолжалось меньше недели, если точнее дней пять, хотя на самом деле прошло как минимум вдвое больше времени. Можно было попенять на полярный день и отсутствие смены тёмного и светлого времени суток, но мурманчанина полярным днём или ночью не удивишь и видимо всё дело в обилии впечатлений. Для кого-то время насыщенное событиями бежит быстро, а для кого-то течёт медленно, да и  не так часто встречаешься  с таким смешением времён, как  в Гренландии, когда современность столь реально и фантастично сталкивается и перемешивается с далёким прошлым .

Тут поневоле впадёшь в мудрствование.  Если самые великие мудрецы в истории считали себя невеждами и глупцами перед лицом непознаваемого мироздания, то почему бы простому русскому боцману не возомнить себя палубным философом и не произвести свою усатую персону в агностики.  Правда боцман-философ это как будто  дежавю, а вот боцман — агностик, звучит свежо. Воистину всё относительно в этом относительном мире — Волна набегающая она же волна убегающая.  Вселенная то ли искривляется, то ли кривляется,  посмеиваясь над человечеством, пытаясь словно мудрый шут донести до наивного королька   печальную истину: «Первичное начало вещей неизвестно, так как не может быть познано.»  Что -то я расклеился, малый. Старый я стал, сентиментальный. Иной раз закрою глаза и вижу, как стоит на причале Нуука и ждёт меня моя Ивало. Она знает,что я жив и знает, что я не забыл её, ведь как-никак она немножко колдунья.

Ivalo(инуитский) имя собст.,бабочка,маленькая волна, младшая сестра

Ваш e-mail: *
Ваше имя: *

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *