51.»П. м. П.» Тайна п. острова.» гл.50. » Минно-торпедная атака «

рассказать друзьям и получить подарок

Мины всплыли. Это мы увидели сразу, пройдя поворот фьорда. Правда букет из четырёх чёрно-рыжих от ржавчины шаров «рогатой смерти», распался на отдельные бутоны и сейчас три из них покачивались на волнах в радиусе примерно четверть кабельтова то есть сорока — пятидесяти метров. Хуже было, что совсем не наблюдалось их четвёртой, видимо самой застенчивой сестрёнки с рожками. Куда подевалась эта краля было не понятно. Самое неприятное если полтонны тротила всё ещё болтаются на своём якоре на прежней, опасной для нашей осадки глубине. К тому же, многоопытный Устиныч заявил, что расстреливать неполный комплект всплывших мин может быть опасно, как из-за относительно близкого расстояния, ( они болтались на волнах сразу за поворотом) так и из-за того, что нам неизвестно какой системы спрятавшаяся морская бомба.

Очень может быть, что бывалый Кранке подстроил подляну и для подстраховки приказал своим пловцам поставить на фарватере ещё какую-нибудь гадость. К примеру неуправляемую, неконтактную  донную мину с магнитным датчиком цели, реагирующую на проходящую по поверхности моря массу корабельного металла. Подрыв такой крошки в метрах тридцати под днищем нашей посудины оставил бы от неё нежный воздушный поцелуй, поскольку начинка из   тонны литого гексонита, (который в полтора раза мощнее тротила) ни на что другое  не намекает. Боцман предложил следующий вариант: Воссоединить со всем возможным тактом и осторожностью  трёх  разлучённых родственниц, а уже после этого великодушного поступка коварно расстрелять их со скал. Вызванная полутора тоннами тротила взрывная волна просто обязана будет детонировать затаившуюся явно неподалёку четвёртую таинственную незнакомку.

Владлен нехотя санкционировал предложенную акцию, впрочем другого выхода у него  не было. На маленькой резиновой лодке боцман в компании с пулемётом  отправился к ближайшим скалам. Меня  третьим не взяли, оставив на борту траулера. Было обидно и досадно, но, как говорится, ладно…  » Жуковск  » не без труда развернувшись в узкости ретировался с опасного места обратно в сторону Медвежьего крыла. Отойдя на полмили и положив(не останавливая главного двигателя) траулер в дрейф, капитан выстрелил белой ракетой, давая знать  Устинычу. В оставленный им бинокль я наблюдал, как установив пулемёт на вершине скалы, боцман с закреплённым на поясе мотком бросательного линя спустился вниз .Через минуту, энергично загребая небольшими вёслами он вместе с лодкой исчез за скалами. Прошло не менее получаса прежде чем он появился вновь и причалив к камням,  вновь занял боевую позицию на вершине.

Раздалась короткая, видимо пристрельная, приглушённая расстоянием пулемётная очередь, за ней вторая и через  секунду из-за скал сверкнула ослепительная бело-огненная вспышка. Ещё через мгновение, вывернув из-за поворота, ослабленная расстоянием  пришла,больно заложив уши,плотная ударная волна воздуха и тут же откуда-то снизу из под воды возникла,мгновенно передавшаяся судну и людям на нём,  мощная вибрация и всё нарастающий гул. Стоя на полубаке, между якорной лебёдкой и швартовным кнехтом,  я наблюдал в бинокль,как над этой скалой высотой с пятиэтажный дом, поднялся метров на десять и обрушился на неё многотонный водяной столб.

Тучный Владлен,находившийся на капитанском мостике, отреагировал с быстротой юноши, благо главный двигатель судовой машины находился в полной готовности. Уже через несколько секунд траулер набирая скорость, двигался навстречу образовавшемуся в узком фьорде рукотворному цунами. На нас пёрла агрессивная масса морской воды высотой не менее полутора десятков метров. Я едва успел обняться с баковым швартовным кнехтом, как  » Жуковск «,задрав нос и обнажив давно нечищеный форштевень устремился куда-то в небеса. Старый  » рыбачок »  пожелавший забыть о том, что рождённый для вод в небеса не вхож, решительно вообразил себя летательным аппаратом. Ваш покорный слуга не был смыт за борт только лишь благодаря уже полученному опыту и сноровке при работе на промысловой палубе в «свежую погоду». Траулер, поднявшись на вершину волны, вдруг передумал взлетать в поднебесье и махнув на это дело обнажившимися лопастями гребного винта,едва не совершив оверкиль, резко пошёл вниз в родную стихию.

 

Если при подъёме на волну мне пришлось какое-то время почти вертикально висеть на ставшим родным баковом кнехте, то при падении вместе с судном в пучину вод, я вцепился в железные столбики мёртвой хваткой, вызванной  мощным импульсом самосохранения. Момент погружения в морскую купель, как правило( из личного опыта) запоминается  плохо. Помню мириады воздушных пузырьков  и выпученные,( наверное от неожиданности моего явления) круглые глаза какой-то рыбёхи, которая с перепугу мазнула меня по физиономии неприятно шершавым хвостом.  Когда  » Жуковск » с божьей помощью вернулся на ровный киль, мне оставалось только обтекать и понемногу приходить в себя. Для того, чтобы разжать руки и расстаться с любимым кнехтом, пришлось произвести над собой значительное волевое усилие. Зубы мои ещё долго выбивали нервную барабанную дробь и только лишь троекратно чихнув, я немного расслабился .

Это боевое происшествие не прошло даром для судна и экипажа. Было множество ушибов,вывихов и кажется даже парочка переломов. Ходовая рубка, каким то образом лишилась почти всех передних иллюминаторов, включая капитанскую каюту и траулер теперь напоминал человека, который разнимая драку на чужой свадьбе, сам изрядно схлопотал по «морде лица». Я спустился в кубрик переодеться и поднявшись обратно на палубу увидел, что мы подошли уже к той самой роковой скале. Уменьшив ход судна до самого малого, капитан приказал опустить с левого борта штормтрап и  принять на борт, по его выражению:  » Нашу героическую усатую персону». Мокрый до нитки боцман без лишней помпы поднялся на борт с зачехлённым пулемётом за спиной. » Жуковск «, тем временем, уже почти ничего не опасаясь устремился на выход из злополучной шхеры. Всё видимое пространство воды серебрилось тушками всплывшей кверху брюхом, глушёной взрывами рыбой. Баркас  «Эидис» под командованием другой » героической персоны» Верманда Варда дрейфовал на горизонте, поджидая нас.

Я был вызван на продуваемый всеми морскими сквозняками мостик, в качестве рулевого и приступил к штурвалу с ощущением того, что все опасности позади и наконец можно вздохнуть с облегчением.  » Ан нет, врёшь ! » — выдохнула холодным порывом воздуха через голый проём  иллюминатора наша лихая судьба. Знакомые пронзительные велосипедные звонки, резко ударив по нервам, наполнили ходовую рубку. Капитан с вахтенным вторым помощником подскочили к включённому эхолоту-поисковику. Агрегат изначально сконструированный и предназначенный для обнаружения субмарин исправно исполнял свои обязанности. » Бронислав Устиныч, поднимись пожалуйста с инструментом на мостик»  — как то устало и по домашнему неофициально попросил Владлен Георгиевич по громкой связи. Через пару минут в рубку поднялся боцман, неся словно младенца на руках, завёрнутый в парусину пулемёт.

 

» «Брунгильда»  нарисовалась.» — констатировал он  без всякой вопросительной интонации. Владлен без слов  утвердительно мотнул седой бородой.  «Малой» — как то буднично обратился боцман ко мне -» спустись под полубак, в каптёрку и притащи пару цинков с лентами. Они в деревянном рундуке, сразу за бидоном с суриком.»  » Я ожидал чего-то подобного» — услышал я голос капитана, спускаясь по трапу из рубки — » Этот командор Кранке лис старый, травленный. Видать решил проверить самолично, что из наших никто не выжил.» Вскоре мы, отойдя на милю от входа во фьорд, подошли  почти вплотную к дрейфующему баркасу Верманда. Погода не слишком баловала. Несмотря на конец мая день выдался серый и промозглый. Солнце скрывалось за низкими серыми облаками, холодный северо восточный ветер гнал по морю  волны с уже появляющимися белыми барашками пены.

Внезапно ветер стих, как будто к чему-то прислушиваясь. Из-за северной оконечности острова выплыла и стала быстро смещаться на юг в нашу сторону полоса белого клубящегося  тумана. Видимость стала стремительно ухудшаться. Я где-то слышал, что мощные взрывы на море могут вызвать резкое локальное изменение погоды. «Эидис» покачивался на волнах совсем рядом и было слышно, как работает на холостом ходу его дизель. Вермонд повернулся лицом  к северу и  принялся что-то пристально высматривать в притихшем, поглощаемым туманом море.  » Шайзе ! » — вдруг  рявкнул с сердцем старый норвежец. Владлен смотревший с мостика в ту же сторону через окуляры бинокля, сквозь зубы согласился с союзником: » Да уж, дерьмо дело !  » Боцман молча протянул мне свой бинокль. В разрывах тумана в миле севернее  я с трудом высмотрел серый штырь перископа. Заметить его мне удалось лишь по небольшому буруну, следу на воде, который он оставлял за собой.

Дизель «Эидис» заработал вдруг громче и мы увидели, что Верманд находится уже в рулевой рубке  и его баркас стремительно отдаляется от нас курсом на север. На нашем мостике тоже началось движение. » Курс Норд ! » — скомандовал мне капитан, постепенно выжимая ручку машинного телеграфа до упора. Я вдруг вспомнил занятия по военной подготовке, а именно «Действия в случае угрозы торпедной атаки (ТА): при обнаружении перископа неизвестной подводной лодки (ПЛ)  следует немедленно объявить общесудовую тревогу, а судну  приступить к выполнению противолодочного зигзага (ПЗ), ( смотри схему) и  покинуть опасный район. Одновременно необходимо выйти на связь на известных капитану судна радиочастотах и сообщить об угрозе ТА. При обнаружении пуска торпеды следует, продолжая ПЗ, немедленно сообщить на открытых радиочастотах о происшедшем. Экипажу быть готовым к оставлению судна в аварийной обстановке.»

Помнится, пожилой преподаватель вздохнув пояснил, что в наше время обычному невоенному судну уйти от подлодки практически невозможно. Это во время второй мировой войны субмарины в подводном положении двигались крайне медленно, что давало приличные шансы спасения при выполнении судном или конвоем ПЗ. Если же современная самонаводящаяся торпеда пущена, то … Есть правда шанс: до пуска торпеды максимально приблизится к обнаруженному перископу, создав опасность столкновения с ПЛ, тем самым заставить её уйти с перископной глубины. К тому же существует мёртвая зона для ПЛ, когда ТА невозможна из-за чрезмерной близости с атакуемым объектом. Видимо последним способом наш капитан и решил воспользоваться.

Но не успел. » Ах ублюдки! Суки! » — выдохнул не отрывавшийся от бинокля старпом. Возникший на почти штилевой, с небольшими волнами воде небольшой стремительно бегущий в нашу сторону бурун можно было уже увидеть невооружённым глазом. Несколькими секундами позднее, находящийся в полутора кабельтовых от нас баркас Верманда Варда резко изменил курс вправо и его «Эидис» бросился наперерез несущейся на нас самонаводящейся, сигарообразной смерти. Взрыв исполинской силы взметнул вверх огромную массу морской воды. Ударная волна воздуха с водяными брызгами шарахнула в левый борт » Жуковска «, резко накренив его в правую сторону. Я не удержав равновесия улетел к переборке, пребольно ударившись локтем. Мои уши ещё не совсем оправившиеся от первой встречи с ударной волной, на этот раз запечатало капитально. Мир звуков попросту перестал для меня существовать и не только для меня. Все находившиеся на незащищённом стеклом иллюминаторов мостике, как сговорившись трясли головами и мизинцами пытались прочистить уши от воображаемых пробок. То, что иллюминаторы были высажены в предыдущей передряге было наверно к лучшему. Мы по крайней мере были избавлены от риска серьёзных ранений осколками толстого калёного стекла.

В ватной тишине ко мне подошёл бледный Бронислав Устиныч и принялся гримасничать. Он надувал щёки, пучил глаза  и зажимал нос. Я было собирался всерьёз озаботиться состоянием его рассудка, но тут до меня дошло, что он показывает мне способ ослабления последствий контузии. Я тоже набрал полные щёки воздуха, зажал нос и напрягшись произвёл некое подобие продувки носоглотки. В ушах что-то щёлкнуло, барабанные перепонки пришли вновь в более или менее нормальное состояние и главное  вернулись звуки, правда в сопровождении нутряного монотонного гудения и головной боли. Ту же процедуру проделали все окружающие и нормальное общение вновь стало возможным. Видимость всё ухудшалась и составляла уже не более кабельтова(185 метров)

Наша радиостанция УКВ издавала лишь хрипы и бурчания и все попытки капитана связаться с ближайшими судами ник чему не приводила. Можно было подать международный сигнал бедствия , произнеся голосом  три раза подряд: » Mayday,Mayday,Mayday», но Владлен по каким то своим соображениям пока с этим не торопился. Радиолокатор показывал, что поредевшая группа рыбацких судов рассредоточилась вдоль противоположной, восточной стороны Медвежьего, а именно в Баренцевом море. В то время, как мы находились в западной части, то есть в Норвежском . В  момент взрыва что-то произошло с винто-рулевой группой нашего траулера, так что мы(дай бог временно) кроме всего прочего потеряли управление и вынуждены были лечь в дрейф, пока машинная команда и старпом разбирались с железом. Сквозь гул в ушах я вдруг услышал странный, какой то плачущий голос капитана: » Да, что же ты никак не уймёшься, пробл…дь заморская ? ! »  На самой границе подступающего тумана, метрах в ста пятидесяти от нашего борта слегка покачивалась на воде, мокрая, пузатая туша всплывшей  » Брунгильды » . 

Дорогие читатели! Слёзная просьба:

Оставляйте пожалуйста хоть какие-нибудь комментарии к прочитанному или хотя бы ставьте оценку!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ваш e-mail: *
Ваше имя: *

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *