52.»П. м. П.» Тайна п. острова.» гл.51. «Слава адмирала Нельсона. «

рассказать друзьям и получить подарок

slava-admirala-nel-sona

 

Когда капитан обзывал внезапно всплывшую на  траверзе(курсовой угол 90 градусов)нашего левого борта, толстую, влажную «Брунгильду» многоопытной падшей женщиной, ваш покорный слуга всё ещё находился на капитанском мостике, то есть в центре событий. Поскольку рулевое устройство, заклинившее после близкого взрыва торпеды, ещё не было исправлено, мои обязанности рулевого автоматически перешли в обязанности вперёдсмотрящего. Но смотрел я в бинокль не вперёд на всё сгущающийся туман, а на маячащий слева тёмный опасный силуэт пиратской подлодки. Впрочем не я один. На мостике кроме меня  было ещё трое: капитан, второй помощник и боцман, все разумеется смотрели в одном направлении. Уверен, что большая часть экипажа прильнула в эти минуты к  иллюминаторам левого борта в горячечной тревоге, а кто-то и с ужасом смешанным с неистребимым болезненным любопытством.

Да и как не засмотреться на пришедшего за твоей жизнью и уже  дважды промахнувшегося убийцу. Вот она незадачливая киллерша, нарисовалась во всей красе. Не скрывается, а значит твёрдо намерена на этот раз наконец покончить со своей жертвой. Невысокое, похожее на горб верблюда возвышение рубки субмарины, как тогда при первой встрече в «Гроте кригсмарине» стало, увеличиваясь словно расти из палубы. В тот же момент в её носовой части  в течении нескольких секунд подобным же образом выросло новое сооружение, весьма напоминающее водяную пушку или водомёт, которые устанавливают на пожарных или полицейских машинах. Последний я видел в действии в кинохронике, когда злобные капиталистические полицейские с его помощью разгоняли мирные демонстрации трудящихся, мощным напором воды сбивая несчастных с ног.  Однако моя врождённая интуиция подсказывала мне, что с нами собираются обойтись несколько суровее. «Водомёт», был прикрыт прозрачным полукруглым щитом, похожим на половинку разрезанной вдоль яичной скорлупы, так, что наружу торчало лишь тупое короткое дуло.

На палубу из открывшегося в рубке тёмного проёма, заметно сутулясь и прихрамывая, вышел худой, невысокий человек.   » Сам командор на сцену вышел, сволочь ! » — сквозь зубы процедил стоявший рядом Бронислав Устиныч — » Я тебе гад, Верманда не прощу !»  Кранке всё так же демонстративно  и без спешки похромал к своей странной пушке. От неё его отделяло не более двух десятков  шагов. » Пособи ка мне, Вальдамир » — Устиныч изготовил  свой уже проверенный в деле МГ- 42, расположив его ствол на планшире( горизонтальный стальной профиль) фальшборта, палубного ограждения левого крыла штурманской рубки. Я не заставил себя долго ждать и подскочив к боцману, (в душе восхищаясь собой) быстро поднял планку  пулемётного затвора и вставил  в него новую ленту с патронами из приготовленного заранее цинка.

Кранке уже почти доковылял до своего уродливого «водомёта», но в двух шагах от него остановился, как-будто что-то почувствовав и повернув голову в нашу сторону замер. Как говорится: » Предчувствия его не обманули ! » Гордость Вермахта, «Циркулярная пила Гитлера», немецкий пулемёт  МГ- 42, больно ударив по нашим измученным перепонкам, изрыгнул огнём короткую, смачную очередь. Но командор  «Брунгильды» , не дожил бы до своего почтенного возраста, не будь он так чувствителен к опасностям. За какую-то долю секунды до того, как боцман нажал на гашетку он с ловкостью рыси метнулся под прозрачный щит, ограждавший палубное орудие. Скорее всего «брунгильдовцы» посчитали, что пулемёт находился на борту взорванного баркаса и именно погибший Верманд Вард орудовал им, расчищая от мин проход для нашего «Жуковска». Этим и объяснялась вальяжная неторопливость старого садиста Кранке, который видимо собирался тряхнуть стариной, самолично расправившись с беззащитным траулером и его экипажем.

О случайных свидетелях он мог не волноваться, поскольку на этой стороне острова в радиусе 12 миль не наблюдалось ни одного судна. Хромец встал во весь рост за прозрачным  щитом и чёрное, короткое  дуло качнулось вправо и чуть вверх, нацелившись точно в середину нашего капитанского мостика. Я, как говорят: » почувствовал звон тишины «, так наверное слышит за секунды до залпа свою приближающуюся смерть, стоящий с завязанными глазами у расстрельной стены.   Но наш усатый пулемётчик ударил первым. Длинная очередь полоснула по пуленепробиваемому стеклу , не оставляя следов и не причиняя ему вреда, но видимо рука Кранке, наводившего орудие всё-таки дрогнула. Воронёное дуло дёрнулось чуть вверх и с несолидным  звуком, напомнившим выстрел пробки из бутылки с Шампанским, плюнуло огнём в нашу сторону. Устиныч зычно рявкнул : » Ложись ! » — и первым бросился выполнять свою команду, увлекая за собой и меня.

В этот момент я стоял столбом, пребывая в полном оцепенении и падая так здорово приложился лбом о какой-то выступ, что на миг увидел бенгальские огни, кои вполне подходили к предыдущему звуку хлопнувшей шампанской пробки.   В тот же миг что-то прошелестело над нашими головами. На палубе пеленгаторной площадки, служившей крышей-падволоком штурманской рубке, что-то с диким звоном ухнуло, как будто выскользнувший из строп, неумело стянутыми похмельными грузчиками, грохнулся на асфальт  с высоты верхнего этажа районного Дома культуры большой концертный рояль, почти уже втянутый в гостеприимно распахнутые окна большого зала. От третьей подряд контузии и пожизненной глухоты меня спас болевой шок, вызванный капитальным расквашиванием лба и последовавшим за ним небольшим сотрясением.

Пошатываясь от накатившей слабости, я поднялся на ноги. Над нами , что-то потрескивало и шипело, порыв ветра донёс чёрный , выедающий глаза дым и едкий запах гари. Располагавшиеся прежде на пеленгаторном мостике репитеры магнитного и  гирокомпаса, а так же  антенну судовой РЛС, да и саму верхнюю мачту превратил в пар и мелкую оплавленную труху один, судя по калибру небольшой снаряд,выпущенный из палубной пушки  «Брунгильды», которую я так неуважительно сравнил  с водомётом.Мне с тупым равнодушием подумалось, что следующий «плевок водомёта» будет более точным. Я плюхнулся на живот и уткнулся в воняющую ржавым железом и солью палубу саднящим разбитым лбом и прикрыл слипающиеся от крови веки. Так прошла минута, выстрела всё не было. Подняв голову и приоткрыв, не без труда, слезящиеся глаза, я увидел, что Устиныч  вновь стоит у борта ограждения, вглядываясь через окуляры бинокля во вражью сторону. Оторвавшись от наблюдения, он повернул ко мне своё закопчённое гарью лицо с грязно-серыми, допрежь седыми усами и с какой-то кривой улыбкой произнёс: » Сцепились пауки на наше счастье !»

Я, цепляясь за всё, что можно с великим трудом привёл себя в вертикальное положение. В разрывах полос тумана темнела чёртова субмарина. На пиратской палубе и вправду происходила какая-то суета. Я поднял выпавший во время падения бинокль. Из-за противоположной от нас стороны рубки, опасливо поглядывая в нашу сторону, выглядывала голова смуглого, черноволосого человека. Смуглый что-то горячо говорил или скорее кричал в сторону укрывшегося за прозрачным щитом Кранке, как будто пытаясь его в чём-то убедить. При этом всё время потрясал рукой в сторону северной оконечности острова, укрытую плотными облаками тумана. Зато с нашей стороны  происходило кое-что ещё более интересное. Из тёмного проёма рубки показался плотный, коренастый рыжеволосый и рыжебородый мужчина.Он был в тёмном кителе на голое тело. Китель на мгновение распахнулся и на животе  человека показалась широкая, белая полоса бинта с расплывшимся на правом боку красным пятном.  » Это Штинкер. Скорее всего с командором пообщался » — уверенно подумалось мне

В левой руке рыжеволосый сжимал большой матово-серебристый пистолет. Он прильнув спиной к рубке, стараясь быть незамеченным Кранке, крался в его сторону. В нашу сторону он даже не глядел,совершенно, видимо, поглощённый решением внутренней проблемы. Укрытие самого командора располагалось таким образом, что будучи защищённым пуленепробиваемым стеклом или пластиком от нас, он не был закрыт от внутренних опасностей. Кранке что-то злобно отвечал Люци,( кому же ещё ?) отмахиваясь рукой, как от надоедливой мухи. В этот момент Штинкер, не целясь трижды выстрелил в его сторону. Один из выстрелов достиг цели и старик беззвучно вскрикнув, схватился за левое плечо. В то же время правой рукой он выхватил откуда-то сбоку что-то маленькое и круглое и на секунду поднеся ко рту, наклонившись запустил его катится, как мячик по палубе в сторону стрелявшего. Прикрывающий его прозрачный щит тут же развернулся в сторону рубки субмарины, делая уязвимым с нашей стороны.

Устиныч среагировал мгновенно, прицелившись и нажав на гашетку пулемёта, но выстрелов не последовало. Видимо при взрыве снаряда, что-то повредилось в механике. В то же время мы услышали хлопок и белое облачко на палубе  «Брунгильды». Ни Штинкера, ни Люци больше видно не было. Зато взревел пронзительный гудок и из полосы плотного тумана, словно из облаков стремительно вырвался знакомый серый силуэт военного корабля. » » Сенье» , спаситель, маму твою в клюз поперёк брашпиля ! Явился не запылился  ! Припёрся стяжать славу адмирала Нельсона ! Союзничек, в пятак тебя распратак !» — без особого ликования в голосе,  сквозь зубы констатировал перемазанный сажей боцман.

 

 

 

 

 


Ваш e-mail: *
Ваше имя: *

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *