ПмП 2 Глава 45 “Посланец свыше”

Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
рассказать друзьям и получить подарок

Глава 45 “Посланец свыше”

бомба []

ПмП 2 Глава 45 “Посланец свыше”


Лабиринт это очень точное название сверхсекретной базы подводников Кригсмарине. Я, Отто фон Шторм, бывший командир удачливого У-бота по прозвищу Чиндлер, а ныне чёртов изгой, застрявший в этом проклятом Лабиринте, подобно древнегреческому герою Тезею. Минотавр давно издох, причём без моего вмешательства. Ариадну я так и не встретил, и она не успела одарить меня путеводной нитью. Скорее всего, братец-полубык сожрал сестрёнку ещё до моего появления, но… подавился насмерть волшебным клубком. И вот я всё плутаю и не могу выбраться из этого бесконечного, кошмарного Лабиринта.
Зимой сорок четвёртого года мой друг, командир У-бота Летучая рыба капитан-лейтенант Эрик Шютцер успешно доставил синьора Бланко и меня в Киль. Нашего пассажира прямо с причала увезли на чёрном мерседесе трое очень вежливых штатских. Я так и не прошёл медицинскую комиссию. Меня признали временно негодным для военной службы и после отпуска по болезни прикомандировали в серую стаю штабных крыс. Это настоящая смертная тоска для боевого офицера и я бы, наверное, или спился или вообще застрелился со временем, но произошло нечто совсем неожиданное. Через три недели после окончания моего отпуска, в день, когда я должен был преступить к своим служебным обязанностям в аппарате начальника штаба подводного флота, я был вызван к самому начштаба.
Гельмут Хейе весьма радушно принял меня в своём просторном и светлом кабинете. Я, разумеется, был при параде и всех регалиях. Вице-адмирал взял меня за плечи и, чуть отстранив, оглядел с доброй улыбкой и неподдельной отеческой гордостью.
— Так вот вы каковы – истинный герой нации, любимец нашего легендарного шефа Карла Дёница? – не без пафоса задал риторический вопрос Хейе.
Он бы ещё долго упражнялся в патриотической риторике, но тут без предупредительного стука открылась незаметная боковая дверь в углу, задрапированная тяжёлой портьерой, и в кабинет стремительно вошёл человек в тёмном добротном костюме. Мужчина был сухощав и плешив, выглядел и вёл он себя уверенно и солидно. На хрящеватом носу красовались очки в тонкой золотой оправе, а на лацкане пиджака посверкивал маленький, круглый и тоже золотой значок с чёрной свастикой в белом кружке – знак принадлежности к партийной элите. Типичный золотой фазан.
— Простите, Гельмут, но у нас не так много времени – с ходу заявил плешивый.
Он по-хозяйски взял меня под локоть и, усадив в ближайшее кресло, сам сел напротив. Человек окинул меня пронзительным ястребиным взглядом и заговорил:
— Итак, Отто, сразу перейдём к делу. Времени на раскачку у нас нет. Ко мне вы можете обращаться по-простому – герр Штюббе. С этого момента вы, корветтен-капитан, поступаете в полное моё распоряжение. Вот документ подписанный самим гросс-адмиралом Деницем. – Штюббе протянул мне лист гербовой бумаги с автографом главнокомандующего кригсмарине и тут же продолжил:
— Чтобы вы, фон Шторм, не мучились догадками я, вкратце, всё объясню вам. Наш выбор пал на вашу кандидатуру, так как вы хорошо известны командованию в качестве беззаветно преданного рейху и фюреру офицера. Кроме того, что не маловажно, вы уже, по большому счёту, в теме.
Человек известный вам, как синьор Бланко является сейчас одним из самых засекреченных субъектов в Рейхе. Кстати, именно он настоял на вашей кандидатуре. Синьора Бланко ваш героический тёзка оберштурмбаннфюрер СС Отто Скорцени остроумно переименовал в господина Шварца. Вот этот самый новоиспечённый герр Шварц и желает иметь вас в качестве своего личного помощника. Вы, между прочим, уже не значитесь среди живых. Корветтен-капитан Отто фон Шторм героически погиб со всем экипажем в Антильском море. Ваш у-бот был потоплен, как известно, американским самолётом-амфибией Каталина. Живых родственников у вас нет – извещать некого, а некролог в Фёлькешер Беобахтер будет опубликован днями. Вот ваши новые документы на имя штурмбанфюрера СС Отто Графа. Вам так будет проще – ведь, по сути, это ваше второе имя. Форма одежды для вас – исключительно гражданская. Сегодня ночью мы с вами вылетаем в Норвегию.
Ранним утром наш самолёт приземлился на военном аэродроме в Тронхейме. По дороге, пока мы ехали на сером штабном Опеле, Штюббе сообщил мне, что наш пункт назначения бункер на базе подводных лодок под названием Дора-1. Вскоре мы въехали под сень серых циклопических стен бункера. Эти бетонные постройки подавляли своей мрачной тяжестью. Впрочем, внутренние помещения показались мне более или менее уютными. Штюббе направился по своим делам, а меня к обеду проводили в небольшую столовую. Здесь то, я, наконец, встретился со стариком Бланко. За время нашего общения на Летучей рыбе я успел основательно привязаться к старику. Чем-то неуловимым – жестами, мягкой улыбкой, или мне это просто казалось, он напоминал мне моего покойного отца. Мы обнялись и похлопали друг друга по плечам. После обеда Бланко, точнее герр Шварц, пригласил меня к себе – в свои довольно просторные апартаменты. Мы уселись в мягкие кресла у зажжённого камина, и старик принялся рассказывать:
— Будем откровенны Отто – начал Шварц-Бланко, попутно чиркая что-то в небольшом сером блокноте, который держал у себя на коленях. – Факты таковы, что Рейх может спасти лишь чудо или человек в трудную минуту посланный Германии высшими силами. Скажу без ложной скромности этот посланец свыше — я.
В этот момент старик совершенно хулиганским образом высунул язык и подмигнул мне. Я чуть было не фыркнул, но дед поднёс палец к губам и, шутя, погрозил мне пальцем. – Начать с того, что подобно гению итальянского Возрождения Леонардо да Винчи я феноменально и разносторонне одарен. Более того я совершенно уверен, что являюсь его современной реинкарнацией. В том, что это не глупое хвастовство престарелого субъекта с симптомами сенильной деменции Альцгеймера я постараюсь убедить вас при помощи фактов.
За несколько недель своего пребывания в Германии я успел уже многое. Начать с того, что я кардинально усовершенствовал стимулирующее средство для подводников кригсмарине и назвал его Перветин плюс. Мой новые чудо-таблетки активизируют резервные силы организма, резко поднимают боевой дух, нивелируют на долгие часы воздействия низких температур, практически устраняют боль и к тому же сохраняют ясность сознания бойца. После того, как подводники начнут успешно пользоваться моим препаратом, а я уверен в успехе, мой Перветин плюс или бронебойный шоколад будет широко применяться и в Вермахте и в Люфтваффе.
Я вспомнил, что действительно, совсем недавно подводники получили новый стимулятор D-1X – усиленную версию “танкового шоколада” с добавкой перветина. Этот самый перветин действительно был неплохим стимулятором и давно использовался в войсках. Загвоздка была лишь в том, что среди офицеров ходили упорные слухи, что препарат вызывает сильную зависимость, не хуже морфия. Между тем Бланко поднял карандаш, привлекая моё внимание и с удвоенным пафосом продолжил:
Но, мой юный друг, это всё мелочи. Создание чудо-оружие – вот наша, не терпящая отлагательств, задача. Я уже продемонстрировал фюреру приблизительную мощь чуда-оружия в Балтийском море, на полигоне острова Рюге. Собранное из подручных средств изделие из-за недостатка тяжёлой воды было в пять раз слабее своего прототипа. Полгода назад я испытал мини чудо-бомбу в Тихом океане, у побережья Перу. При этом присутствовал германский консул и военный атташе. Эта малышка произвела на них такое неизгладимое впечатление, что они сумели достаточно убедительно доложить обо всём увиденном в Германию, самому фюреру. К сожалению, все ценнейшие наработки — несколько мини-экземпляров уже готовых изделий погибли вместе с вашей, Отто, субмариной.
Теперь к делу. Я не собираюсь действовать наобум. Для того, чтобы не ошибиться в правильной последовательности своих шагов, я должен периодически входить в контакт с высшими силами. Когда я это делаю сам, то после вынужден долго восстанавливать свою аурически-духовную и нервно-телесную энергию. Мне нужен надёжный человек, на которого я мог бы абсолютно положиться. Мне нужен посредник-медиум. Этим медиумом станете вы, Отто. С этими словами Бланко повернул к моей вытянувшейся от изумления физиономии свой блокнот. В нём был изображён весьма искусный рисунок – Адольф Гитлер в образе вислоухого осла и верхом на нём сам синьор Бланко. В руках он держал палку, на её конце верёвка. К верёвке привязана большая морковка в виде авиабомбы, и эта морковка покачивалась перед самым носом и осоловелыми глазами печального фюрера. Тропинка, по которой шагал осёл со своим всадником, вела прямиком в пропасть без дна.

Ваш e-mail: *
Ваше имя: *

Поделиться в соц. сетях

0