ПмП часть 2. Глава 37 “Бизонов и стукачи”

рассказать друзьям и получить подарок

Глава 37 “Бизонов и стукачи”

стукач []

Глава 37 “Бизонов и стукачи”

Тельняшка, как говорят, своим чередованием белых и чёрных полос символизирует морское житьё. Непогода перемежается затишьем. За штормом непременно следует штиль или наоборот. У меня, судя по всему, началась полоса чёрная и боюсь широкая весьма. Сразу после кабинета Бизонова, я как в тумане, на ставших ватными ногах, переместился в соседнюю каюту. Здесь меня ожидал дознаватель из военной прокуратуры. Я постучал, затем вошёл и как полагается, представился. Пожилой седовласый майор в тёмном кителе скользнул по мне равнодушным взглядом из-под очков в золочёной оправе. Интереса в его взоре было не больше, чем, радости жизни в стекленеющих глазах свежевыловленной трески. Майор предложил мне присесть и казённым тоном представился:

Крустов Прохор Самсонович, дознаватель военной прокуратуры.
Я, не смотря на напряжённость момента, про себя отметил, что не часто встретишь столь редкие фамилию и имя отчество.
Дознаватель терпеливо выслушал мою версию ночного происшествия. Затем, как ни в чём, ни бывало, подавив рвущийся наружу зевок, спросил:
Всё это конечно интересно, но только ответьте мне старшина на один вопрос. Где вы приобрели наркотик? Я потрясённо молчал, не находя слов. Майор пожевал губами и продолжил:
У меня есть показания ваши и также есть показания старшины второй статьи Сивухина, а ещё у меня есть опыт и интуиция. Опыт говорит мне, что подследственные всегда врут. Интуиция же, говорит о том, кто из них врёт больше. Сивухин парень простой, он врёт грубо и примитивно, а что касается вас, то вы производите впечатление начитанного и образованного юноши. Следовательно, умеете лгать тонко и с фантазией. Вот вам моя версия. Вы решили заработать на распространении и продаже вот этой весёлой травки – дознаватель вытащил из ящика стола прозрачный полиэтиленовый пакетик с какой-то серой трухой и помахал им в воздухе – естественно, что ваши покупатели должны были бы быть обеспеченными людьми. Не, упаси боже, нищие матросы срочной службы, а скорее всего богатенькие офицеры-подводники. Вот вы и пронесли на режимный объект пробную партию. А там потихоньку, интеллигентно, не торопясь можно завести дружбу с молодыми моряками подфлота. Вместе немного выпить, поговорить, расслабиться в корабельной парной, выкурить вместе косячок, другой и… клиентура созрела.
А тут непредвиденное обстоятельство, двое этих неандертальцев. Влезли без вас в каюту, хотели банально обворовать. Обыскали помещение, и нашли травку. Ну, ребята решили быть умнее самих себя. Пошли на шантаж, хотели денег с вас вытрясти. Ну а шантаж дело тонкое, деликатное, мозгов, понимаешь, требует. Ну а эти уродцы и мозг две вещи несовместные. Стали действовать, как умеют. А умеют они только лишь орудовать кулаками, и то не очень. Не учли, что человек незнакомый, может и постоять за себя. Привыкли, понимаешь, издеваться над первогодками. Да и новичкам старшинам, вроде вас, от них доставалось. У нас ведь как? Все молчат в тряпочку, терпят. Невольники чести, мать их. Вот эти двое и привыкли к безнаказанности. А тут вы. Молодой, да горячий. Возьми, да и дай сдачи. Не повезло бедолагам. Вот так, по моему мнению, всё и произошло. Теперь к делу. Вам светит, в самом наилучшем случае, превышение пределов необходимой обороны. Даже если дадут условно, то это судимость и крест на всякой, включая флотскую, карьере. Вы ведь в мореходке на штурмана учитесь? Ну, так дальше Кольского залива вам в море выйти не получиться. Это если Белов не помрёт или инвалидность не заимеет, а тогда, батенька мой, реальный срок, образцовая советская зона. И самое главное – Крустов опять помахал пакетиком – самое главное вот это.
Однако всегда можно найти компромисс. Я уж, извините, в курсе, что вас курируют серьёзные люди. Они же не позволят сломать жизнь своему юному протеже? Так вот, юноша. Всё в этой жизни решаемо. Всё имеет свою цену.
Прохор Давыдович не успел закончить свою мысль, как меня, что называется, понесло.
— Простите, товарищ майор. У меня есть вопросы. Скажите, у вас уже есть данные экспертизы, о веществе в пакете? Разве на нём уже обнаружили мои отпечатки? А как проходил обыск в моей каюте? Без меня и понятых! Пакет мог подбросить кто угодно. А эти ваши фантазии на мой счёт. Это всего лишь ваши домыслы и ничего более. Что вы собираетесь предъявить суду, товарищ майор? Показания двух заслуженных хулиганов Северного флота? – я собирался продолжить свои праведные обличения, но вдруг увидел, что Крустов заходится в беззвучном смехе. У него даже вспотели очки. Он снял их, продолжая хихикать, и принялся протирать линзы чистой тряпицей.
— Ну, малой, ну развеселил. Дитя интеллигентное. Ты что, отечественных детективов насмотрелся? Следствие ведут Знатоки? Понятые, обыск по всем правилам. Ты бы ещё презумпцию невиновности вспомнил – Крустов водрузил чистые очки на нос и, посерьёзнев, продолжил.
Глупости всё это, юноша. В жизни всё гораздо проще и жёстче. Есть человек, от которого зависит ваша судьба и этот человек я. Сегодня отправляйтесь на гауптвахту, под арест. Проведёте там ночь, подумаете, и завтра мы продолжим. Майор снял трубку внутреннего телефона и распорядился выделить транспорт и сопровождающего на гауптвахту. Всё самое лучшее для моей уголовной персоны.
На губе я пробыл до утра. Познакомился с двумя морпехами срочной службы. Ребята в самоволке были, ну и подрались с солдатами из стройбата. От патруля то они ушли, но один ремень с бляхой, а другой, в драке, берет свой, чёрный посеял, а на них инициалы и фамилии. Они как мою историю услышали, так веселились час не меньше. Ты, говорят, корешок оказывается, наркобарон и ломщик черепов? Это с твоей-то физиономией интеллигента-фраера? Как, говоришь, тебя рыбачки окрестили? Паганель? Это тот очкастый волосан, который в фильме Дети капитана Гранта сачком бабочек ловил? Ну это они в точку! Это как раз про тебя! Пустился ты, Паганелище во все тяжкие…
Когда на утро в сопровождении старшего мичмана я проходил по коридору ПД-50, открылась дверь каюты Бизонова. Иннокентий Аркадьевич освободил меня от опеки сопровождающего и, взяв за локоть, подтолкнул в каюту.
— Заходи, старшина, присаживайся, переговорить надо – сказал он негромко. Мы вошли внутрь, и капитан-лейтенант прикрыл за собой дверь.
— Я только что из госпиталя вернулся – объявил он – Белов в себя пришёл. Череп у него крепкий, так что операция не нужна. Мне удалось переговорить с ним. Этот красавец давно и плотно у меня на крючке, и он это знает. Целое досье на него собрал, хотел убеждением в чувство его привести, да с дураком каши не сваришь. Сейчас, после твоей взбучки, вроде поумнел. Я ему дисбат пообещал за все его художества, так он и раскололся. Все твои слова подтвердил. Ты, друг ситный, почему не доложил, что этот дебил накануне напал на тебя? Ведь поступи ты по уставу этого ночного бардака бы не было и Крустова этого хитрожопого тоже бы здесь не было.
— Я, товарищ капитан-лейтенант, стучать не приучен – неуверенно буркнул я.
— Стучат стукачи – рассвирепел Бизонов — На своих товарищей по природной склонности и, чтобы выгоду с этого поиметь. А о фактах неуставных взаимоотношений умные и дисциплинированные военнослужащие обязаны докладывать по начальству, чтобы большей беды не было. Он кто тебе, Белов этот? Друг, брат, сват? Этот махновец напал на старшего по званию, а старший промолчал. Такого старшего самого судит надо за потворство мерзавцам в развале воинской дисциплины. Я сам служил срочную, три года на флоте оттрубил. Так вот, ни одной мрази я не позволил к себе и пальцем прикоснуться. Все эти годки-старослужащие знали, что я молчать не буду и, если надо до командующего дойду, но издевательств не потерплю. Если кто из моих сослуживцев меня стукачом считал, так на мнение дураков мне плевать. Кстати на моём корабле годковщины не было и в том числе благодаря мне.
Я, ты думаешь, отчего в звании капитан-лейтенанта в тридцать пять лет? У меня ведь должность солидная была на большом корабле и звание капитана второго ранга. Один мой подчиненный, матрос-срочник, взял, да и руки на себя наложил. К нам на корабль на День Победы делегация пожаловала. Один пожилой адмирал, ветеран войны, ордена на груди кольчугой, увидел у матросского кубрика подставку для чистки обуви и при ней щётка с гуталином. И захотелось ему вдруг туфли освежить-почистить. Ну, а ветеран этот тучный, старый, наклониться для него проблема. Вот он без задней мысли матросика, что поближе был, и попросил, мол, сынок не в службу, помоги деду обувку в порядок привести. Ну, матрос этот хоть и с не большой охотой, но оказал старику уважение. Казалось бы, в чём проблема? Ну, сослуживцы от скуки подтрунивать над этим парнем стали, мол, ты, Ашотик, только адмиралам туфли драишь или для друзей тоже расстараешься? Он, матрос этот, как ты понял, армянин был по национальности. Свои комплексы, свои странности, кровь горячая, темперамент плюс глупость мальчишеская. Мы этого Ашота трое суток искали. Нашли мёртвым в бог знает, каком закутке, в трубе воздухопровода. В позе зародыша скрючился. Страшную казнь он себе придумал, дурачок безмозглый. Отвердитель эпоксидной смолы выпил. Врачи сказали, что умирал он не меньше суток в жутких мучениях. Вот скажи, кто тут виноват? Кто виноват, что у парня гордость есть, а мозгов, как у щенка до года? Пришёл бы ко мне, так, мол, и так товарищ капитан второго ранга, Инокентий Аркадьевич. Выговорился бы, душу облегчил. Я бы нужные слова нашёл, но случилось, то, что случилось. Эх, если бы, да кабы!
У нас ведь как? Кто непосредственный начальник тому и отвечать. Виноват, раз недоглядел. Вот с меня две больших звезды сняли, а четыре маленьких выдали. Теперь заново всю карьеру выстраивать приходится. Спасибо, есть кому помочь. Должность у меня для капитана третьего ранга, как минимум. Так, что перспективы есть.
Я с тобой, пацаном зелёным так откровенен, потому, что ты не глуп и должен понимать, кто тебе друг, кто враг, а кто так… Мы ведь с тобой почти как сводные братья. У нас с тобой один общий покровитель, как говорят один крёстный папа. Да-да, ты правильно догадался. Большой человек из большого дома с макетом подводного катамарана на столе.
Крустов, дознаватель этот, хоть и хитрый, но дурак. Желает через твою проблему, которую сам же создал, в полезные приятели к нашему с тобой папе навязаться, а так дела не делаются. За излишнюю навязчивость маленького человека могут очень больно наказать, а то и на помойку выбросить. Быть полезным надо уметь, а для этого мозги надо иметь и сверх того чувство такта и интуицию. Это уж кому дано, а кому нет. Вот ты, к примеру, всё больше молчишь и слушаешь. Это хорошо. Не торопись открыть рот, не торопись с инициативой, она наказуема. Слушай и размышляй, размышляй и слушай – Бизонов, вдруг улыбнулся, с милым таким, обаятельным лукавством – Особенно слушай меня, потому что я не только хитрый, но и умный. Мне ведь не стукачи нужны, старшина, а помощники по службе. Умные и верные.

1. Подфлот – подводный флот
2. Морпех – морской пехотинец
3. Стройбат – строительный батальон
4. Дисбат – дисциплинарный батальон. Специальная воинская часть, где отбывают наказание за совершённые уголовные преступления военнослужащие.
5. “Годок” (сленг ВМФ) – военнослужащий срочной службы на третьем, последнем году службы в ВМФ СССР. Тоже, что “дед” в сухопутных частях.
6. “Годковщина” (сленг ВМФ) – неуставные взаимоотношения в ВМФ, издевательства старослужащих над сослуживцами первого года службы. Тоже, что “дедовщина” в сухопутных частях.

 

 

 

 

 

Ваш e-mail: *
Ваше имя: *

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *