ПмП часть 2 Глава 46 “Дух Сигурда и Адольфус Верный”

Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
рассказать друзьям и получить подарок

Глава 46 “Дух Сигурда и Адольфус Верный”

 []

ПмП часть 2 Глава 46 “Дух Сигурда и Адольфус Верный”


Ближе к вечеру Бланко предложил мне подышать свежим воздухом и прогуляться окрестностях базы. К высокому бетонному причалу как раз швартовался потрёпанный в походе у-бот. Подлодка была того же класса, что и незабвенный Чиндлер. Сердце невольно сжалось от тоски и чувства вины пред погибшими товарищами из моего экипажа. Здесь, в отсутствии стен имеющих уши, мы с моим спутником могли говорить свободно.
— Скажите, синьор Бланко – решил я нарушить затянувшееся молчание. – Если я правильно понял содержание вашего шаржа в пропасть должен свалиться не только осёл, но и его всадник или вы всё же надеетесь в последний момент соскочить?
— Во-первых, Отто, привыкайте называть меня новым именем – доктор Шварц. Этот ваш тёзка, верзила со шрамом на физиономии, любимчик самого фюрера и не стоит игнорировать его прихоти. Во-вторых, соскочить в последний момент, конечно, хотелось бы, но будем реалистами – для этого слишком мало шансов. Пока что мне удаётся морочить головы этим недоучкам из окружения ефрейтора, но это не может длиться слишком долго. Во время испытаний моего заряда на острове Рюге мне пришлось столкнуться с серьёзными физиками, работающими над урановой бомбой. Я, как-никак, доктор физико-математических наук и мне, оперируя формулами, удалось убедить этих учёных, что моя суперхлопушка имеет к их разработкам весьма опосредованное отношение. Эти немецкие физики бояться конкуренции больше, чем поражения рейха. Я обратил внимание, что на меня они смотрели с опасением, но друг на друга с ненавистью. Это весьма неплохо для нашего дела, Отто.
Я, не без досады прервал старика:
— А с чего вы собственно решили, что поражение Германии в войне – НАШЕ дело. Я, если вы успели заметить, хотя и не выношу этого самозваного гения нации, но являюсь честным германским офицером и ни при каких обстоятельствах не могу желать разгрома Отечества.
Старик остановился и посмотрел на меня своими печальными тёмно-карими глазами:
— Милый, милый, Отто! Неужели вы думаете, что я открылся бы вам, если бы не наши бесконечные беседы на субмарине, во время трансатлантического перехода. Вы предстали передо мной честным, гуманным и главное думающим человеком. Вы ведь прекрасно понимаете, что поражение НЫНЕШНЕЙ Германии в мировой войне станет началом Германии новой. Если маньяк получит в свои руки БОМБУ, то это не спасёт положения, а лишь приведёт к новым, огромным жертвам. Этот эгоцентрист не остановится даже перед применением сверхоружия на собственной территории. Я ведь прочёл вам не одну лекцию о чудовищных последствиях взрыва уранового заряда посредством цепной ядерной реакции. Вы этого хотите?
Я ответил, почти не задумываясь:
— Нет. Этого я не хочу!
— И ещё вопрос – старик посмотрел на меня ещё пристальнее – Если бы вы, Отто, летом сорок четвёртого находились бы на берегу и ваш друг Максимилиан Перенье пришёл бы к вам и поделился бы планами заговорщиков по ликвидации Гитлера, то, как бы вы поступили?
И опять я ответил без раздумий:
— Я присоединился бы к Максу.
— Я так и предполагал – удовлетворённо кивнул Шварц. — Я пообщался с физиками-ядерщиками из ведомства Шпеера — У этих людей есть научный азарт и тяжкий страх перед системой, но нет ни чести, ни совести. Как раз они и стоят в двух шагах от создания ядерного взрывного устройства. Самый талантливый из них по имени Карл Визин не смог удержаться от хвастовства (впрочем, я умею развязывать языки людям с помощью простейшей суггестии). Так вот, ему, как я понял, для триумфального завершения атомного немецкого проекта нужно всего лишь несколько центнеров качественной тяжёлой воды. Коллеги всю дорогу писали на него доносы, ведь его дед был польским евреем, и это серьёзно тормозило его работу. Сейчас он быстро идёт в гору, поскольку в лице доктора Штюббе он нашёл влиятельного и умного покровителя из нацистской верхушки. Я постараюсь своими средствами остановить этого Визина, но его коллеги совсем не дураки и они быстро поймут, что “еврейчик” Карл был на верном пути и с радостью воспользуются его разработками.
Сегодня ночью мы с вами устроим маленький спектакль перед важными зрителями. Эти люди из нацистской элиты, в отличие от нашего здравомыслящего куратора Штюббе, весьма заморочены модным в окружении Гитлера мистицизмом и прочими аккультистско-изотерическими штуками вроде столоверчения и общения с загробным миром. На людей, настроенных подобным образом, весьма эффективно действуют даже банальные цирковые фокусы и простые приёмы коллективного гипноза. Я введу вас, Отто, в настоящий транс. Вы будете всё видеть и слышать, но говорить через вас потусторонние духи будут исключительно с моей помощью.
Поздним вечером меня проводили в большую, почти пустую, полутёмную комнату в нижнем бункере Доры. Я вошёл и будто попал на сцену пошловатого провинциального театра, где собрались представлять пьесу о графе Дракуле. Помещение освещалось всего тремя двух свечными канделябрами, а стены его были задрапированы тяжёлым, ниспадающим пурпурными волнами, бархатом. Посреди комнаты находилась обычная медицинская кушетка, впрочем, абсолютно новая. Я пригляделся и увидел, что в темноте, у дальней стены стоит ряд стульев. В комнате, совершенно бесшумно и словно ниоткуда появился доктор Шварц. Старик жестом приказал мне прилечь на кушетку. Я подчинился и одновременно услышал, как в зал вошла небольшая группа людей. Задвигались стулья – зрители рассаживались по местам. Воцарилась тишина и доктор Шварц, он же синьор Бланко, начал своё представление.
— Сейчас я досчитаю до семи, Отто и вы погрузитесь в глубокий сон – Гипнотизёр достал из внутреннего кармана небольшие серебристые часы-луковицу и, словно маятником, принялся покачивать ими у меня перед носом. – Уно, дос, трес… — начал он почему-то по-испански.
На слове квадро я почувствовал, что начинаю отшвартовываться от причала реальности, словно лодка, уплывающая в неведомые дали. Моё тело стало совершенно невесомым. Тем, не менее, как и обещал доктор Шварц, я оставался в курсе всего, что происходило в зале. Глаза мои утратили подвижность и уставились в тёмный потолок, зато слух обострился, и я мог слышать всё — от шороха до шёпота.
— Скажите, господа, мы все видим одно и то же? – Услышал я чёткий полушёпот из зрительского угла.
— О, да, мой фюрер — был ответ — Медиум только что поднялся над кушеткой на высоту более метра.
Раздался какой-то изменённый, низкий и глубокий голос Шварца:
Проклятые твари, грязные черви анусоиды, суккубы и инкубы, альбы и фоллето. Все вы, нечистые духи средних сфер. Заклинаю вас страшным проклятьем великого Леонардо — уйдите прочь из этого места. Ты благородный, невидимый принц, дух бессмертья и силы, вечно предстоящий перед троном, дарующий своё великолепное покровительство избранным земным гениям. Тебя, о, Сигурд, высшее божество нибелунгов призываю я – маг Леонардо. Приди и наставь на истинный путь своего избранника Адольфуса Верного, здесь тебя ожидающего!!!
— Это, что же, получается? – пронеслось у меня в голове – По-моему, старик недвусмысленно намекает на то, что сам верховный психопат здесь, в этой комнате.
Краем глаза я вдруг уловил какое–то разгорающееся голубоватое свечение вокруг себя. Затем зазвучал пронзительный, шелестящий шёпот, как будто заполняющий пространство всей залы:
— Как хорошо! Благодарю тебя, о, маг, за то, что призвал меня в это молодое и сильное тело. Я чувствую ток горячей, благородной крови храброго воина — прямого потомка моих верных нибелунгов!
Вновь заговорил Шварц:
— О, лучезарный Сигурд, твой земной наперсник Адольфус Верный здесь, и смиренно ожидает аудиенции.
— Я помню, о, маг! – с лёгким раздражением прошелестел в ответ Сигурд – Пусть Адольфус удалит свиту и приблизиться!
Задвигались зрительские стулья у дальней стены, затем раздался звук приближающихся шагов.
— Твой избранник здесь, о, великий Сигурд – услышал я совсем рядом мужской, чуть охрипший от волнения голос. Человек говорил с лёгким австрийским акцентом.
— Внимай моим словам, но поступай по своему разумению, ибо в тебе воплотился дух верного Зигфрида, о, Адольфус – зашелестел вновь Сигурд – Ведь дух Зигфрида велик и свободен. Посылаю тебе в помощь этого великого мага – имя ему Леонардо. Слушай его, но помни кто ты. Ты Адольфус-Зигфрид Верный и последнее слово всегда за тобой. Тебя окружают изменники и трусы. Сейчас тебе грязно вредит прямой потомок Фридриха фон Штойбена, предателя славных пруссов и друга презренного Лафайета. Уничтожь его и продолжай сражаться, о, славный вождь немецких воинов. Если победишь – будешь владыкой мира. Если падёшь в бою – я встречу тебя в своих небесных чертогах…
— Какого чёрта? — подумал я — Ведь Сигурд и Зигфрид, если не ошибаюсь, одно лицо. К примеру, как доктор Шварц и синьор Бланко. Что-то старик зарапортовался. Впрочем, он маг — ему виднее.
1. СуггЕстия (лат. Suggestio) — Гипнотическое внушение. Психологическое воздействие на сознание человека, не воспринимаемое им критически.

Ваш e-mail: *
Ваше имя: *

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.